[Kurische Nehrung. Kapitel 2.]

Едва видимый лёгкий утренний туман проводит прозрачной рукой по траве. Я спускаюсь с чердака по узкой наружной лестнице вниз, держа полотенце, щётку и зубную пасту, и не спеша приближаюсь к умывальнику. Все ещё спят, никто в пансионе не проснулся — даже хозяйку не видно. Только птицы, прячась в кронах деревьев, начинают со мной день. Умываюсь ледяной водой, — лицо колет, и оно будто хрустит инеем — мурашки по коже. Я мигом вытираюсь махровым полотенцем. Отчего-то вспоминаю другое утро этого лета, чем-то похожее по атмосфере: был второй день езды на машине в Турцию, наручные часы показывают 4, я стою в поле у автозаправки с металлической кружкой и в предрассветном безмолвии чищу зубы.

Read More

Реклама

[Kurische Nehrung. Kapitel 1.]

Этим летом заметила за собой нечто новое, доселе мне неизвестное: вдруг перестала болеть «заграницей». В данном случае я имею ввиду Европу, Азию и другие экзотические для меня места. Раньше, слушая рассказы друзей и одноклассников про их поездки в далёкие страны, я завидовала им и грезила во сне да наяву, что непременно при первой же возможности уеду куда-нибудь далеко-далеко, как однажды… Перегорело. Я поняла, что и в России-то толком ничего не видела, безвылазно просидев все одиннадцать классов в своей комнате-коробке, поэтому, выбирая авиабилеты, остановилась на Калининграде. В этот раз опять хотелось изучить северо-западное направление. Осталось найти компаньона — буквально в самый последний момент ко мне неожиданно присоединилась Ли, чему я была несказанно рада.

IMAG5026  Read More

[Bursa]

Море шпарило нас ледяной водой — купаться было практически невозможно. А в Джиде, кроме купания и редких вылазок в горы, делать больше нечего. Проскучав где-то дня два, мы наконец с отцом не выдержали и спонтанно рванули в Бурсу к Хайри, хотя изначально это и не входило в наши планы.

IMAG4584

Read More

[Long, long road]

— Слушай, я, честно говоря, не уверен…

— Да чего тут сомневаться?!

— Ара, мне не двадцатник, мне уже шестьдесят три!

— Пап, хватит вести себя, как пуся! Ты в расцвете сил! Ну давай, соглашайся!

Отец что-то недовольно бурчит под нос, пытается уйти от чёткого ответа, я настаиваю на своём, и — о, чудеса! — он наконец-то соглашается.

— Ладно, чёрт с тобой, хорошо, хорошо! Сделаем, как ты хочешь: поедем в Турцию на машине.

— УРА!

IMAG4427

Read More

[Junic fragments]

Мы пересеклись с Ли на лестничной клетке: она спускалась вниз с шинами своего отца, а я, наоборот, поднималась наверх. Мне передали карточку-ключ от двери в квартиру, чтобы я никого не ждала и сама зашла во внутрь. В течение некоторого времени отчаянно пыталась найти место на деревянной поверхности, куда её нужно приложить, чтобы механизм наконец-то сработал, но увы и ах — не судьба. Подруга вернулась ко мне, к до сих пор не отворившейся двери  и, сама ещё не веря в реальность происходящего, внезапно сказала:

— Слушай, там… Ээ… Спаржу выкидывают… Типа… Фрига?

Мне показалось, что я ослышалась. До этого я часто читала про фриганизм в Интернете, поражалась одним ребятам из Израиля, которые находили на помойках действительно безумно много съедобных продуктов, но до этих пор никогда не думала, что застану подобное в своей реальности и в своей стране. Мы мигом побежали к мусорке рядом с «Магнолией» и к своему ужасу обнаружили, что помимо двух пачек спаржи выбросили ещё две упаковки хорошего чилийского острого перца. Мы схватили эти неоценённые богатства и кинулись на кухню всё мыть, пропаривать и делить.

Read More

[Once upon a time Katrina went to conquer Switzerland!]

Москву трясло: Катрина ураганным ветром вернулась в столицу нашей бескрайней Родины из Швейцарии, где полгода училась по обмену. Она прилетела, чтобы снова улететь — для этого нужно заглянуть в деканат, разобраться с бумагами и сдать сессию. Пока это бешеное торнадо, которое не мог предвидеть ни один метеоролог, задержалось в моём городе, я решила задать ему пару вопросов и узнать на какой стадии находится завоевание маленькой горной европейской страны.

img_7036

Read More

[The Black Sea’s Treasure. The End]

В машине была достаточно напряжённая атмосфера: родители молча сидели впереди, Архитектор, как обычно, надела наушники и больше не имела никакого отношения к реальному миру, я же в это время тайно пыталась освободиться от ремня безопасности. У отца никогда сзади не пристёгиваюсь, да и вообще всё в автомобиле у него иначе: чисто, ни единой пылинки — сплошной минимализм.

Мы устали. Мы ужасно устали друг от друга: моего лучшего друга вечно донимали родители, это его взвинчивало, и, в итоге, он срывался на мне; я какое-то время молчала, ведь, как всегда, было всё равно на извержения эмоций окружающих, но однажды настал предел и моему терпению, поэтому я забавы ради начинала говорить на всё «нет»: на советы, указания, требования и тому подобное. Позже игра постепенно перешла в тихую ярость — мне не нравилось, что меня чрезмерно опекали, причём как взрослые, так и мой попутчик.

Read More