[Winter trip. Dogs.]

Обычно я редко езжу куда-либо зимой. Сами посудите: холод, тяжёлая куртка, больше затрат на еду, устаёшь быстрее… Иначе говоря, условия далеко не положительные для поездок: что-то вроде «сиди дома и не рыпайся». В большинстве случаев я так и делаю, то есть действительно никуда не выезжаю, пью горячий чай, валяясь в своём синем кресле, и скромно наслаждаюсь теплом любимого пледа, иногда прерывая это блаженство выходами на каток где-нибудь в Сокольниках. Но в этот январь отсидеться нормально не вышло. Что до сессии, так и после её завершения меня вечно где-нибудь носило. Поэтому вчера поздно вечером, когда переступила порог обители своей под крик попугаев и радио, я действительно искренне почувствовала облегчение:

«Дом, милый дом…».

Ехать пришлось первого января. Скромно отметив Новый Год с мамой, я тут же запихнула всё самое необходимое в портфель, посмотрела на расписание электричек и начала примерно прикидывать, как мне ехать да сколько. Вообще, Хоро пригласила меня к ней на дачу аж 31-го, но, несмотря на всю соблазнительность данного предложения, на все мои искренние желания съездить, в этом неравном бою победу одержала всё-таки совесть: я не могла оставить мать одну с пиццей и теликом — вот хоть убейте. Пусть она и была совсем не против того, чтобы я слушала бой курантов в компании шумных парней и Хоро с её одногруппницей, я твёрдо стояла на своём: конечно, мы не всегда понимаем друг друга, ругаемся и диаметрально противоположны по характерам, но, как ни крути, оставить человека совсем одного в праздник я не могу.

Встать я планировала где-то в семь, чтобы сесть на электричку в 8:30, и, по моим расчётам, должна была постучаться в дверь загородного дома в 10:30, о чём мигом предупредила подругу. Вы удивлены? Не беспокойтесь: конечно же, я проспала, как это сделал бы любой нормальный человек первого января. В итоге, я впопыхах вбежала в первую попавшуюся электричку в девять часов с каким-то парнем, который так же не знал, куда едет этот поезд. Но, как говорится, «дуракам везёт» — поехали, куда надо. Кстати, опять убеждаюсь, что нормально мне сесть на электричку явно не судьба. Почему я всё время так спонтанно в них влетаю?

IMAG0231

В электричке мои злоключения не закончились — о, это было только начало! Видимо, что-то случилось с записью, поэтому станции объявлял машинист, но… Он либо ехал не в настроении, либо просто лень матушка: разобрать его речь было невозможно. Я отправила тревожное сообщение Хоро: мол, после какой остановки идёт Софрино, может, я хотя бы по вывескам на станциях как-то сориентируюсь.

Дальше, думаю, вы сами догадались: естественно, ответа не последовало. Как любой адекватный человек, она спала. С другой стороны, я тоже не лыком шита, да и язык и до Киева доведёт, поэтому до нужной станции я добралась.

Если то, что было ранее, вам показалось проблемами, то крепитесь: дальше в лес — больше дров. Выхожу я… Нет, не в чисто поле, а на небольшую развилку. У меня было два варианта: либо заказываю такси, либо около сорока минут по морозу на своих двоих. Знаете, когда молод и вдобавок глуп — точнее, неопытен, — фраза «мы не ищем лёгких путей» чуть ли не каждый день даёт о себе знать. И у одурманенного своею юностью появляется некое, скажем, обманчивое впечатление, что ему под силу всё. Абсолютно всё. Без всякого исключения и ограничения. Поэтому, как вы вполне догадались, разумеется, я хлопнула в ладоши и сказала самой себе:

«Сорок с гаком минут по лютому морозу?! В тоненьких брюках и в осенних ботинках?! ХА, РАЗ ПЛЮНУТЬ!».

И пошла. Правда через первые пять минут мне уже нужно было задавать себе шаг, представляя, что ожидает меня в конце пути: «Правой, левой, чай, плед, правой, левой, чай, плед, правой…».

В конце первых десяти минут я уже проклинала все машины, проезжавшие мимо меня, а также с искренним удивлением обнаружила, что мои волосы побелели, то есть покрылись инеем. Кроме того, я напоролась на дворовых собак, которые меня облаяли, но я изо всех сил старалась не подавать виду, что хоть сколько-то нервничаю. Как сказать… Не то, чтобы я падаю в обморок при виде собак. Просто опасаюсь их. А то кто знает. Но вернёмся назад: когда территория братьев наших меньших закончилась, они мигом отстали, и я вздохнула с облегчением — всё самое страшное позади. Как бы не так! Уже в самом конце моего тернистого пути, когда мне оставалось всего ничего до последнего поворота, что прямиком вёл к нужной калитке, мне преградили путь две гигантские, опять-таки, дворняги. Я решила применить к ним ту же тактику, то есть идти напролом, танком, сметая всё на своём пути. Раньше это всегда срабатывало, но эти ребята проявили верх наглости: ладно бы только лаяли со злобной хрипотцой, но одна из дворняг, самая дерзкая, буквально сдавливала меня в ближайшую канаву, к ёлкам. Будто бы и этого всего не хватало, так ещё в какой-то момент она засверкала зубами и… Вцепилась в пакет с морожеными овощами, которые я несла с собой всё это время. Мне было стыдно идти к Хоро с пустыми руками, а кромсать салаты дома было так же лениво, как и тому машинисту объявлять станции, поэтому я просто прикупила в «Ашане» пару пачек всяких мороженых мексиканских и гавайских смесей, фасоли, брокколи и прочего.

Когда я завернула за угол, чуть не упала от какого-то нервного перенапряжения. Пакет был порван, но к чёрту его. Никаких «пешочком» в следующий раз, только такси и никак иначе. Отдышалась, встряхнулась, дошла по хрустящему снегу до калитки, улыбка до ушей хоть завязочки пришей… На тот момент калитка казалась мне вратами Рая, войдя в которые, я окунусь в мир вечного покоя. Разве что архангела Михаила не хватало.

Дёрнула ещё раз. Не открывается. Попыталась вытащить щеколду. Не открывается. Ещё подёргала, почти в каком-то исступлении. Но хоть бы что. Намертво закрыто. Покричала. В ответ — первоянварская тишина. Гробовая, до мурашек на спине. Вытащила телефон из кармана, что очень помог мне в пути, так как в нём была карта с указаниями Хоро, но от мороза он отключился, даже несмотря на то, что минут пять назад оставалось ещё 45% зарядки. Ясно, значит, «звонок другу» не действует в этой игре. Но ничего. Я ж говорю, в молодости мы не ищем лёгких путей. Я лихо перекинула портфель и то, что осталось от пакета, через забор, нашла место, где к решётке с другой стороны примыкали два небольших мусорных бака, и начала лезть. Вначале меня немного беспокоило, что меня могли заметить соседи или прохожие, но в какой-то момент инстинкт самосохранения настолько взвыл, что хоть в тартарары всё провались: я и так уже в последний этап своего пути не чувствовала пальцев рук и ног, а также своих коленей и лица — ещё немного этого проклятого мороза, и я сыграю в ящик (так мне казалось тогда, во всяком случае).

Спрыгнула с баков, которые немало мне помогли, вытащила из сугроба свои пожитки, кое-как взобралась на крыльцо и позвонила в дверь. А там — визг подруги, грохот, она буквально накинулась на меня, когда отворила дверь, начала тараторить про то, как переживала за меня, звонила, писала, за её спиной я мельком увидела Рея, а там уже и Олю, её одногруппницу. Меня тут же втащили в гостиную, усадили у камина, заботиливо завернули в плед, дали чаю, вокруг бегала радостная Брава, все что-то говорили, говорили…

Я посмотрела на часы. Хах, ровно 10:30.

IMAG0235

 

 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s