[The Job, The Fool, The 0,32 Dollars.]

Я не думаю, что открою кому-нибудь Америку, если скажу, что ради своей первой поездки мне пришлось немного поработать. Конечно, я не могу претендовать на богатый трудовой опыт, как, например, одна моя одногруппница, которую куда только жизнь не заносила в поисках денег, но, тем не менее, и мне есть чем поделиться. Напоследок, добавлю лишь одно: после подработки в августе 2014 года курьером (никогда не забуду свои злоключения в Пирогово) я поставила себе одно условие — никаких скучных и заурядных способов типа промоутера, официанта и того же пресловутого курьера. Лучше уж писать комментарии за копеечку (и до такого доходило).

8DW9jrIlVCI

В самом начале своего тернистого пути, задавшись вопросом о не мешающем учёбе способе заработка, я сгенерировала три ответа: продать старые вещи, открыть коммишки у себя в паблике и замутить какой-нибудь хэнд-мейд, чтобы продвигать его на «Ярмарке Мастеров». Второй пункт был почти провальным, хотя пару заказов и удалось получить, а вот первый и третий, к счастью, не подвели меня — продажи составили около 30% моего крошечного бюджета, а заколки — только 10-15%, но зато было приятно осознавать, что все они разошлись за лето и даже пришлось делать парочку на заказ. Только проблема последних в том, что вещь это крайне сезонная, и как только началась осень, даже несмотря на улучшение качества и внешнего вида работ, продажи тут же прекратились. Зато я пообщалась с очень интересными людьми и даже вступила в небольшую «гильдию» мастеров. С «гильдией» вообще вышло всё крайне фантастично: с её главной мастерицей Марфой я познакомилась… в очереди в университетскую библиотеку. Я просто стояла, витала в облаках и тут увидела красивую девушку с вязаным панда-чехлом для телефона — почему-то в голове ни с того ни с сего щёлкнуло, что мне непременно нужно с ней заговорить. Я познакомилась, позже случайно наткнулась на её паблик, выиграла там лотерею и спустя некоторое время, снова вступив с ней в беседу, вдруг получила приглашение присоединиться к её тёплой компании. Конечно, на фоне остальных я очень мало занимаюсь рукоделием, но чувствовать себя частью команды, пусть и весьма косвенно — бесценно.

…А время всё шло, и становилось ясно, что моих карманных денег и получек от продаж на Европу не хватит. Тогда меня это приводило в самое глубокое отчаяние и разочарование, плюс была проблема с разрешением от отца, настроенного категорически против моих проявлений самостоятельности, но сейчас я не воспринимаю это как какую-то катастрофу. «Не ошибается тот, кто ничего не делает» — никогда не устану повторять эту фразу, вынесенную как жизненный совет с занятий немецкого языка в школе.

Но вернёмся назад, к первому маю. Я как-то здесь упоминала уже тот митинг, но лишь мельком, всё не было возможности рассказать подробнее. В последних числах апреля я наткнулась на объявление: нужны люди для «фона» на митинге, и им заплатят за участие 300 рублей. Учитывая, что выбор всё равно не предоставлялся, и, кроме того, мне срочно нужно было встретиться с бывшей одноклассницей, я решила одним выстрелом убить аж трёх зайцев: и с Катрин поговорить, и воздухом подышать, и немного подработать. Одновременно с моим предложением подруге поступило похожее, только от преподавателей в университете: кто пойдёт на Первомай с физруком, получит n баллов по перечню предметов.

«Пфф, какие баллы, пойду на помаду себе новую заработаю!» — рассудила она.

В итоге, всё вылилось в весьма запутанную историю, и в тот день мы так устали, что, придя домой, сразу же завалились спать. До митинга мне пришлось прилично побегать за организаторами, так как они забыли, что я жду «на поверхности», а не в метро, и лишь благодаря Катрине мне всё же удалось найти их и взять свой талон. Потом выполнение различных манёвров, холод, дождь, слякоть, толпы народа и полная неопределённость, и самое шикарное произошло в конце парада, мне почему-то хочется аж смаковать эту картину. Потому что это было просто прекрасно, иначе и не скажешь. Вышли к Охотному Ряду, большинство людей разошлось, жутко пасмурно, организаторов своих потеряли из виду, кучи мусора на площади, зонтики летают, и ор на всю улицу какого-то мужика: «ГДЕ МОИ ДЕНЬГИ?! ДАЙТЕ МНЕ МОИ ДЕНЬГИ! Я ВАС ВКОНТАКТЕ ЗАБАНЮ!». Нет, по-моему, просто замечательно: я обожаю такие моменты — всё в лучших традициях гротеска. И кстати, зарплату мы получили, просто для этого нужно было опять же побегать.

Что же касается комментариев, то на этом заработать серьёзно нельзя уж точно. Я просто гуляла по просторам Интернета, слушала музыку, и вдруг попалась просьба накропать маленький текст. Всё равно делать было особо нечего, я посвятила оду батареям и насосам и получила свои 20 рублей на ЯндексДеньги. Тогда мать аж чуть тарелку на кухне не разбила — я напугала её своим радостным криком:

«УРА! МОИ 20 РУБЛИКОВ! Я МОГУ ЦЕЛЫХ ДВА ЙОГУРТА В «АШАНЕ» КУПИТЬ!».

r3mimG3U_cw

А теперь — кульминация, я специально самое вкусное оставила на десерт. Поскольку сейчас я опять коплю на уже новую поездку (но пока что все планы в секрете, не хочу ничего обещать), в свободное время пытаюсь где-то что-то получить в копилку. И в этот раз я… атаковала телевидение. То есть работала в массовке, если вы превратно меня поняли. И не где-нибудь, а на студии Первого канала: как говорится, грабить — так миллион, любить — так короля. Нет, у меня не имеется никаких связей или нужных людей в этой индустрии, на самом деле всё крайне просто. Для начала я поставила себе цель: мне нужна съёмка именно на 8-ое октября, так как это единственный более или менее свободный день. Покопалась в сети, нашла передачу «Мужское-Женское», записала все данные и стала ждать. 7-го начались чудеса, потому что на некоторых сайтах одной и той же передачи было указано одно время, на других — другое, но после митинга я привыкшая, так что всем позвонила, написала и приехала в нужный день аж в 8:50, хотя, как я поняла, люди, в итоге, подходили к центру зала к 9:10-9:15. Хочу сделать некое примечание: я безумно волновалась. Во-первых, отбор производился на месте, и мне всё время казалось, что меня вот-вот выкинут, хотя бы из-за роста (и меня даже не успокаивала мысль, что массовка сидит, и никто мои метр сорок восемь не заметит). Во-вторых, начитавшись разных советов и других сообщений, я всю ночь искала что-нибудь однотонное, и это никак не мог быть свитер. В итоге, мне пришлось натянуть на себя ту кофту, что  с брюками смотрелась так себе. Далее взвесьте все мои переживания, то, что я крайне впечатлительная и нервная, и теперь представьте: подхожу я к центру зала к человеку с табличкой, он говорит, что мне нужно идти на студию, я не знаю дороги, он останавливает какую-то бабку и просит меня провести, а она заявляет, что никто никуда меня не возьмёт — слишком молодо выгляжу. Я, в свою очередь, всё же настояла, чтобы она меня провела. Пока мы поднимались по длинному коридору станции Ботанический Сад, она промыла мне все мозги, ввела в глубокую депрессию, но при этом у неё всегда имелось одно оправдание: «Просто мне тебя жалко: у меня-то поездка на троллейбусе бесплатная, а ты только зря прокатишься». Деньги у меня с собой были, но я не планировала их тратить, поэтому предстоящая покупка билета меня расстроила ещё больше. И вдруг в вестибюле, у турникетов, я вижу кучку людей с табличкой, говорю этой странной и почему-то взъевшейся на меня женщине, что я, пожалуй, проконсультируюсь ещё с теми представителями съёмок. Когда прокручиваю сейчас всё это в голове, то понимаю, насколько же я правильно поступила. Мне даже кажется, что этот поступок претендует на одно из первых мест в списке самых мудрых решений, принятых мною за мою жизнь. Я сейчас крайне серьёзно говорю.

Остановилась рядом с ними, опять та же схема:

— Доброе утро!

— Доброе утро! Знаете, как идти к студии?

— Нет.

Тут мужчина окликает очередного прохожего (как жаль, что я не запомнила его имени!) и просит его провести меня до студии. Лет ему было около шестидесяти, где-то среднего роста, всклокоченные волосы русого цвета вперемешку с сединой, поношенная синяя куртка, чёрная потрёпанная сумка через плечо. Тоже рассмотрел меня, доставая при этом сигарету из пачки.

— Ну, хорошо, пошли. Деньги на троллейбус есть?

— Да.

Опять, пока идём по пешеходному переходу, смотрит на меня.

— Хорошо, пешком пойдём, там пятнадцать минут всего.

Я благодарно заулыбалась. Кажется, удача на моей стороне. Мы направлялись в сторону нужного нам места, шёл первый снег, ветер врывался прямо в наши капюшоны, и дым от сигареты лез в глаза моему попутчику. Мы не проронили ни слова, просто шагали в гробовой тишине. Только я про себя много думала: родители бы в обморок упали, знай, что я иду с каким-то незнакомым мужиком в какое-то незнакомое новое место, да и ещё не в центре города. Но мне показалось, что он добрый. Не знаю почему, просто впечатление такое создалось. Довёл же он меня до студии живой и невредимой. Кротко принял мою благодарность. Ушёл к своим «мужикам». Видимо, он один из тех, кто снимается в массовке постоянно — тут таких, кстати, много было.

И это только начало. Чуть больше часа нас продержали на улице на холоде, потом попросили встать цивилизованно, организаторы стали вперёд продвигать «молодняк» (и в том числе меня из глубин толпы вытащили) и фотографировать паспорт, лицо владельца и выдавать талон. Дошла очередь до меня, я затаила дыхание. Уже в руках бумажка, но внезапно один юноша толкнул локтем проверяющего, и меня тут же притормозили.

— Так, а восемнадцать-то есть?

— Да, мне уже девятнадцать. Вот, посмотрите паспорт, я девяносто шестого года рождения.

Ещё раз сунули нос в документ, закивали, пропустили. На самом деле где-то тут мне стоило прекратить нервничать, но у меня началась самая настоящая паранойя: вечно казалось, что меня вот-вот выгонят, так как я не совсем идеально подхожу по параметрам.

Вошла в предбанник студии, в очереди в туалет послушала про то, что нас ещё в прихожей полтора часа продержать могут или бывает и такое: всех впускают, рассаживают, готовят к съёмке, а выясняется, что передачу отменили. Иногда платят компенсацию в таких случаях, иногда нет. Хотя возмещение смешное — 100 рублей всего. Вернулась в холл и от силы простояла десять минут — повезло. Открыли двери в зал, мы сняли куртки, повесили их на вешалки (опять удача: я очень хорошо выбрала место, потому что к другим протолкнуться было невозможно) и стали заходить в студию. Там нас распределяла очень милая и приятная Екатерина. Мне показали на место у самой камеры — я была соседкой оператора. Пока все возились, то попыталась что-нибудь сфотографировать на свой телефон с убогой камерой, за что получила «по шапке».

HWNiIWaB5wc

-ahtImW0i8c

Далее с нами работала Кристина: объясняла когда хлопать, когда и как изображать негодование, удивление и прочее, и прочее. Планировалось снять две передачи, обе темы про детей, которых разлучили с матерью. Нельзя зевать, смеяться невпопад, смотреть вниз, спать, горбиться и сильно трястись тем, кто у камер. Причём насчёт последнего странно вышло: мы менялись местами, чтобы в двух выпусках передач не был одинаковый фон, и почему-то первый оператор, Дима, вообще ни на что не жаловался, а при втором (не знаю, как зовут) — даже дышать было страшно. Он, кстати, постоянно скрипел зубами и буквально шипел на одного мужчину, что вечно задевал нижнюю скамью: «Тварь, щас ноги оторву!». Одним словом, милаха. Что же касается самих передач, то… я не люблю обмусоливание таких тем, вот это явное изображение одного «героя» как хорошего, а другого — как плохого. Вообще всё казалось частично постановочным, хотя и нельзя было сказать наверняка. Меня, пожалуй, во время съёмок беспокоило кое-что другое: в студии было до ужаса холодно. Почти как на улице, разве что ветра нет. И куртки, шали, шарфа, и возможности погреться. На перерыве я даже не стала есть, хотя у меня и была коробка с гречкой — мне просто хотелось погреться, завернувшись в шарф.

Если говорить о моём мнении, то… Стоит признать, что съёмки в массовке были лучше митинга. Пускай и там и тут я дико замёрзла и устала (ха-ха, а после работы на Первом Канале мне ещё за продуктами надо было ехать, несмотря на то, что я веки едва ли была в состоянии открытыми держать, хоть спички вставляй), но на телевидении я посмотрела на то, как работают профессионалы, набралась новых впечатлений и даже получила небольшую зарплату. Копейки, конечно, но всё равно альтернатив нет. Сейчас учёба пошла полным ходом и на постоянную работу меня точно никак не хватит. А пока… пойду опросы оплачиваемые на следующий четверг поищу. И заколку новую сделаю, как раз израсходую последний замшевый шнур.

Bu_Ga_Ga_Sheк_N_Ki

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s